Вроде как ничего не предвещало беды, а она собрала шмотки и свалила

-Что он только не делал для семьи! — говорила Людмила Ивановна, —

Вот пришел мой сын однажды вечером домой, а там нет больше ни
ребенка, ни жены его благоверной. Звонит он ей, а та трубку не поднимает. Да как же она могла с ним так поступить, он ведь содержал и ее, и ребенка.

 

Внученьку мою забрала, прокаженная, а ей ведь и четырех годков нету! И то она себе придумала, и куда она с ребенком то на шее подалась? Неужели жить к своим родителям в каморе?!

И чего ей, спрашивают, не жилось, нормально ведь все было! Это все, как кризис начался — видать нечем платить было за квартиру. — нечем платить стало.

И Маша туда же, негодница.

Почему мне не жилось, спросите вы. Людмила Ивановна — моя, очень надеюсь, что уже прошлая свекровь. И то, что я вот так вот взяла и ушла за
милую душу — это все ее выдумки.

Не правда! Главным козырем Ивана было то, что он работал и платил за квартиру, мол, содержал нашу семью, а то как же. Ведь раньше эта квартира принадлежала его бабушке — собственно потому нас туда и пустили на съем.

Конечно, стоит отдать должное тому, что иные и этого на старте не имели.

В самом начале от своего супруга я могла услышать лишь слова утешения:
-Не принимай близко к сердцу, — все говорил мне мой муж, —да и какая
тебе вообще разница, что она тебе говорит.

Главное, что я сам так не думаю и ничего тебе подобного не говорю. Конечно, а то еще как же, не высказывает он. Еще как высказывал он,
смею признаться, что целых три года высказывал еще те мора, пока дочь
не родилась.

-Ну и что с того, что мать пришла! Пришла себе, так пришла — ей виднее,
когда приходить! Ничего ведь страшного.

Только частенько и такое было:

-А почему ты посуду еще вчера не помыла?! Значит, если она не твоя, то и
не жалко тебе, что-ли! Что ты за хозяйка такая, уже три часа дня, а кость на борщ еще даже не достала! Неужели ты собралась вечером обедать! К
семи часам?! А шторы ты зачем постирала — они же чистые были, я только
их погладила! Зачем ты покупаешь эту буженину — тебе разве некуда
деньги девать!

Вот так и ходит она, то ли “просто” в гости, то ли поучить меня, как нужно
правильно по фэн-шую вилки с ложками складывать, то как правильно
мыть сковородку. И чуть ли не учить меня стирать собственные носки под
ее чутким и не на минуту не покидающим руководством.

Конечно же, как человек разумный, я не заставила выразить свое
недовольство вечным указаниям своей свекрови. Достанет ведь любое,
когда тебя постоянно “учат” и ходят прям таки над головой.

И вот при случае высказавшись, я сразу же получила укор от своего супруга:
-Вот зачем ты так резкого отвечаешь своей второй маме?! Ведь она,
родимая, все для тебя только делает — а ты ей огрызаешься? Помогла бы
наоборот ей чем.

А касательно купленной тобой буженины, то она очевидно права — ты сейчас в декрете, а я зарабатываю не много, поэтому стоит лишний раз поберечь монету.

Я как сегодня помню насколько это было обидно для меня, да еще сказано
все было при свекрови.

-Не пропишу я внучку тут, — однажды мне сказала моя свекровь, — вдруг я
ее продать захочу, а с прописанным ребенком это сделать будет не так уж
и просто. Ты кстати ведь у своих родителей прописана — вот туда и пропиши свою дочку.

Просто чудесно. После этого нас в поликлинику не запишут, а с детсадом
что поделать? Возить дочку совершенно в противоположный конец
города?!

-Молодая еще. Ничего с тобой не произойдет, если ты привозишь ее в
другой конец. Наоборот будет тебе что-то вроде разминки — это ведь
полезно, — отвечала мне свекровь.

Или вот совсем недавно, прошу я у своего супруга:

-Милый, мне нужны средства для того, чтобы поехать на извоз и купить
дочери новые ботинки к осени. Да и мои к слову вот тоже совсем на ладан
дышат.

-А куда ты, милая, денюжку дела то, — отвечает мне супруг.

-Какие еще деньги, — недоумеваю ему в ответ.

-А как же пособие которое ты получаешь на ребенка. Его ты где дела? —
спрашивает преспокойно мой супруг.

И это разве нормально, я значит покупаю продукты, которые между прочим он сам же и ест. А теперь интересуются у меня, где это несчастное мизерное пособие.

-Не забывай про чистящие средства, продукты питания и коммуналку,
дорогой — ведь все это оплачивают исключительно из этого самого
пособия. И после того ты еще смеешь с меня спрашивать о каких-то там
деньгах. Да где же тут по твоему справедливость. Как же я от этого уже
устала к конец концов!

И вот после подобного меня еще смеют спрашивать, почему же мне не
жилось с таким замечательным то мужиком. Наверное, я дура, что
однажды собрала все свои пожитки (к слову которых было не так уж и
много) и свалила прочь с этой “милой” семейки.

Оцените статью
Вроде как ничего не предвещало беды, а она собрала шмотки и свалила
Ирина Гринева: любовь, материнство и монастырь