— Сынок, дом тебе останется, только сестренку больную не бросай!

— Сынок, ты здесь? 

Пожилой матери трудно давалось каждое слово. Исхудавшая, бледная, сухая женщина не была похожа на ту мать, которую помнил Михаил. Она раньше всегда улыбалась и бегала весь день по двору, а тут…

— Сынок, ты только сестру не бросай. Лида же сама не проживет. Пообещай мне! 

Михаил сморщился и брезгливо отвернулся. Он взглянул на старшую сестру, которая была не от мира сего, и скривился. Сорокалетняя женщина сидела одна в углу и играла куклой. Она даже не понимала, что мамы скоро не станет.

У Михаила было все. Он жил в достатке и ни в чем не нуждался…

Но брать опеку над больной сестрой ему не хотелось. Тем более, жена была против. Дети вообще Лиду боялись. Хотя сестра за всю жизнь никого никогда не обидела.

— Мама, но моя семья… А тут еще и Лида… — промямлил Михаил.

— Сын, дом тебе останется, только не бросай сестру. Я ей купила квартиру, чтобы она вам не мешала, но приглядывать за ней надо.

— Ты? Купила? Откуда у тебя деньги? 

— Я присматривала за своей учительницей. Она была очень доброй женщиной, родных у нее не было. Вот она мне и завещала свой дом. Я его продала и купила Лиде жилье. Потом все равно твоим детям достанется. Не бросай Лиду, сын! 

Мать “ушла” той же ночью.

Лида не сразу поняла, что мамы больше нет. Михаил забрал ее к себе, а в той квартире, где должна была жить сестра, затеял ремонт. Он решил, что не нужны Лиде такие хоромы. Лучше квартирантов заселить, чтобы дополнительный доход был.

Жена Михаила сначала была не против совместного проживания с золовкой. Тем более, хлопот с ней не было. Лида играла весь день куклами и никого не трогала. Однако вскоре начала опасаться. Ну а вдруг больной родственнице что-то в голову зайдет? 

Михаил же времени зря не терял. Он попросил знакомого нотариуса переоформить все на него, а сестра, глупая и наивная, везде поставила закорючку. Даже не знала, что сама себе подписывает приговор…

И тогда начался настоящий ад! 

Жена Михаила буквально начала издеваться над Лидой. Она заставляла ее есть кошачий корм, не выпускала из комнаты и закрыла доступ к воде. Она всю свою злость на нее скидывала, била и без конца дергала. А однажды Лида так испугалась жену брата, что аж по ногам потекло.

— Эй ты, желтоструйка! Я убирать за тобой не собираюсь! — крикнула Таня и выставила Лиду вместе с вещами на улицу.

***

— А куда Лида делась? — после работы спросил Михаил.

— Ушла куда-то! — сказала Таня и обманула мужа, ведь наговорила ему, что золовка ушла сама после того, как “наделала делов”.

Михаил был в шоке. Это было не похоже на Лиду.

Всю ночь брат думал о сестре.

Она же совсем ребенок. Развитие на уровне трехлетки. С ней явно что-то случилось! Когда же он все-таки задремал, ему приснилась мама. Она сидела с грустным лицом и повторяла сотни раз: “Миша, я же тебя просила!”.

Один и тот же сон снился ему изо дня в день. Выдержать эти душевные муки было нереально, поэтому Михаил начал искать Лиду и обзванивать всех знакомых. Когда он позвонил крестной, та зашипела:

— Замучала совесть или как? Хорошо, что я к маме на кладбище приехала в день ее рождения, так бы замерзла Лидка. Она же на могиле в одной футболке сидела. Побитая, раздетая, испуганная. До сих пор не могу понять, как она туда добралась. Она будет у меня жить. А ты со своей совестью сам разбирайся! 

— Ну хватит уже! — сказал Михаил и бросил трубку. Главное, что Лидка пристроена, а остальное — ерунда.

Через два месяца сестра Михаила умерла. Брат даже на похороны не приехал, ведь был занят своими делами. Но бумеранг его догнал…

Спустя 10 лет страшная болезнь постигла Михаила. Лежит на кровати и стонет от боли. Да не так тело болит, как душа. Жена нового кавалера нашла, с которым живет в их квартире, а ему только еду и воду приносит. Дети даже не навещают — лишь брезгливо морщатся при его виде.

И вот жена принесла бумаги, просит подпись поставить. Он ставит и даже не знает, что в эту же минуту теряет все, что у него было. И лишь когда оказался в приюте, понял, что это расплата. Да только вымолить прощение у матери и сестры уже не получится.

Оцените статью
— Сынок, дом тебе останется, только сестренку больную не бросай!
— Ты себя во всем вини, а не мужа. Посмотри, во что ты превратилась после родов!