Внучку балуют. И питание дорогое, и мясо. Вера Петровна ей все покупает, а нам одни макароны

После смерти родителей мы с сестрой тихо и мирно поделили наследство. Она свои деньги в ипотеку вложила, муж добавил часть тоже. Он продал участок, хотя родители его мечтали, что там когда-то будет дом.

Вера Петровна с Антоном Борисовичем имеют свой дом. Когда они покупали его, соседи продавали участок. Родители настояли, чтобы Стас оформил кредит и выкупил его. Мол, построишься, будет куда семью привести. Но до строительства дело не дошло, хотя бы из-за финансов.

Юля отдавала предпочтение жизни в квартире. Поэтому она сразу сказала, что свои деньги вкладывать в строительство не собирается. Муж уступил жене, продал участок, чтобы взять ипотеку.

Все было хорошо, пока дочка у них не родилась. Девочка родилась хиленькая, сразу по больницам начали гонять. Стаса сократили, с деньгами начались проблемы. Родители его предложили сдать квартиру в аренду на какое-то время пожить с ними.

Юле не очень понравилась эта идея, ведь свекровь постоянно винила ее в крушении своей мечты о доме сына. Пока она лежала в больнице, все было тихо. А сразу после выписки началось представление.

Стал искал работу, брался за подработки, но ипотека вытягивала из семейного бюджета все соки. Вскоре они и вовсе начали жить за счет родителей.

— Как вы? — спросила я сестру.

— Нормально, — еле ответила Юля.

Остальные подробности я узнала в ходе разговора.

Несмотря на то, что она была кормящей матерью, кроме макарон свекровь ей ничего не давала. Пока Стас отсутствовал, она буквально издевалась над невесткой. Мол, был бы дом, было бы и отношение хорошее.

— Внучку балуют. И питание дорогое, и мясо. Вера Петровна ей все покупает, а нам одни макароны. Раз в неделю могут кашу сварить. Мы же им все деньги отдаем, поэтому купить продукты не можем. Даже мои декретные забирают. Вечно о доме басни слушаю, — жаловалась Юля.

— Стас в курсе?

— Нет. Я не хочу, чтобы он с родителями ругался. Дочку кормят, и на том спасибо.

— Они тоже на макаронах сидят?

— Нет, супы, запеканки, мясо. Когда чувствую запах, у меня голова кружиться начинает.

Пользоваться кухней свекровь запрещает, да и толку — все деньги отбирают, даже хлеба себе не купишь. Я выслушала это все, посоветовалась с мужем и предложила родственникам ко мне переехать. Лучше бы свекровь в помощи отказала, чем так издевалась над человеком. Каждый из нас может оказаться в сложной ситуации, надо учиться помогать людям.

Прожили они у нас два месяца. Стас нашел хорошую работу, и супруги переехали в свое гнездышко. С тех пор Юля не общается с родителями мужа. Только по праздникам встречаются, сестра в обиде. И я ее понимаю! Неужели жаль тарелку супа или ложку картошки? Почему не подать руку помощи собственному ребенку? Они же не алкоголики, просто еще не твердо стоят на ногах, да и ребенок много тянет на лечение. 

Если вдруг свекрови понадобится помощь, сестра не отвернется. Она не умеет закрывать глаза на чужую беду.

До сих пор эта ситуация не выходит из моей головы. Как кормить детей макаронами, а самой пир устраивать? Кормящей матери пожалеть куска хлеба, женщине, которая кормит родную внучку! А все из-за чертового дома!

Оцените статью
Внучку балуют. И питание дорогое, и мясо. Вера Петровна ей все покупает, а нам одни макароны
«— Знакомься сын, это твоя няня! — Но мне в мои семнадцать не нужна нянька! «