— Такие, как ты, не должны плодиться!

У меня были с мамой доверительные отношения. Мы всегда секретничали вместе и проводили досуг.

Однако когда я повзрослела, и у меня появился молодой человек, мама очень изменилась. Она ревновала меня к любимому и упрекала в том, что я ее променяла на «штаны». Она уверяла меня, что он сделает мне ребенка и бросит. Однако у нас с Сергеем были чуть ли не идеальные отношения, поэтому я не понимала, к чему мамины упреки. Он меня очень любил и заботился обо мне. У нас было серьезные планы на будущее, поэтому я не слушала родительницу.

Мама не хотела понимать, что я уже взрослая. Она буквально выводила меня из себя, поэтому я старалась дома почти не появляться.

Когда мы с Сергеем подали заявление в ЗАГС, мама поставила меня перед выбором: или он, или она. Когда я выбрала любимого человека, она просто вышвырнула меня на улицу среди ночи. На улице было очень холодно, еще и моросил дождь. Пока Сергей за мной приехал, я вся промокла. Как результат — двухсторонняя пневмония и госпитализация.

Сергей звонил моей маме, чтобы сказать, что я попала в больницу. Но она заявила, что у нее больше нет дочери.

После выписки из больницы мы с Сергеем расписались и начали жить вместе. Через два года взяли ипотеку, ведь оба хорошо зарабатывали.

Тогда мы задумались о ребенке, но забеременеть никак не получалось. Однако через год у нас родился сын. Наше самое главное сокровище.

С мамой я это все время не общалась, хоть и очень скучала. Я не могла переступить через свою обиду и пойти на примирение.

Встреч с ней я не избегала и не искала, но все-таки мы живем в одном городе, поэтому я понимала, что рано или поздно увидимся. И да, мы с ней столкнулись в торговом центре. Она смотрела на меня, как чужая женщина, не испытывая абсолютно никаких эмоций. Она с брезгливостью посмотрела на моего сына и сказала:

— Такие, как ты, не должны плодиться! 

Я улыбнулась, развернулась и ушла. Я поняла, что все надо оставлять в прошлом и жить настоящим. Хорошо, что я не одна. А вот маме так не повезло.

Оцените статью
— Такие, как ты, не должны плодиться!
Разве можно в 65 лет еще на мужиков заглядываться?