«Саса, ты навсегда нас к себе забересь?» – шепелявила Оксана

Я сидела в комнате одна. На окнах висели тяжелые, темные шторы. На столе лежали какие-то карты. Напротив меня сидела женщина цыганской национальности, имя которой мне было неизвестно.

 — Зачем я решилась на это? Разве без гадалки я бы не справилась? – подумала я.

 — Не справилась бы ты в одиночку. Тебе, Александра, не только моя помощь нужна, но и помощь духов, — ответила цыганка.

 — Я же вам не говорила своего имени…

 — А мне и не надо ничего говорить, я многое знаю без слов. Перейдем к делу. Мужа своего не слушай – слушай сердце. Он со временем на твою сторону перейдет, просто сейчас еще ничего не понимает. Ты доброе дело решила сделать, поэтому духи тебе помогут, — сказала гадалка.

Я лишь кивнула головой и хотела уточнить еще один вопрос, но цыганка меня перебила.

 — Больше ничего не буду говорить, терпи и верь. Ступай домой, скоро все узнаешь.

Я вышла из ее «кабинета» и решила прогуляться по весеннему парку. Легкий ветерок поднимал мне настроение, щекотал щеки и играл с волосами.

Я подошла к мрачному зданию и остановилась. Потом набралась решительности и зашла внутрь. Меня уже здесь знали все, воспитатели встречали с улыбкой, а директриса угощала вкусным итальянским кофе.

Я зашла в младшую группу, в объятья бросилась трехлетняя девочка и мальчик. Остальные просто складывали пазлы, они даже не обратили на мой приход внимания. Бедные детдомовцы привыкли к тому, что постоянно кто-то приходит, но не к ним.

 — Саса, ты навсегда нас к себе забересь? – шепелявила Оксана.

 — Да – громко ответила я.

 — Но только на выходные, в понедельник обратно приведу, — добавила я.

 — Мы в курсе, — ответил серьезно Вася.

 — Пошли собираться? – подбодрила малышей я.

Мы с детьми покинули территорию приюта, и стало легче дышать. Оксана с Васей шли вприпрыжку, они давно ждали этого дня. Я шла и думала, мысли крутились в голове, я никак не могла успокоиться.

 — Если муж будет против детей, куда я их дену – не знаю. Я же его не предупредила. Ладно, потом наберу его и признаюсь во всем. Он сейчас в дороге, тревожить не буду, — подумала я.

Вдруг раздался звонок. Я открыла дверь – на пороге стояла свекровь. Я очень испугалась, так как мама мужа еще не знала о том, что я планировала оформить опекунство.

 — У нас гости? – радостно скала Ирина Михайловна.

 — Это родные брат и сестра, взяла их к себе на выходные, они – детдомовцы, — я решила сразу говорить правду, чтобы потом не быть крайней.

 — Прекрасное решение! Я как раз пельмешек налепила и пирожные к чаю купила. Будем ужинать? – ответила свекровь.

Дети от счастья начали хлопать в ладоши.

 — Тогда быстро одеваемся и бежим к бабушке Ире в гости! – предложила она.

Мы все вместе пошли к Ирине Михайловне, она жила в соседнем доме. Мы поужинали и попили чай. Потом дети сели смотреть мультики, а свекровь решила со мной поговорить:

 — Александра, ты хочешь их усыновить? – спросила мама мужа.

 — Да… — нерешительно ответила я.

 — Миша знает?

 — Знает, но пока не соглашается. Говорит, что это ответственность большая, он не готов. А дети ждать не будут, они уже год в приюте живут, их могут другие приемные родители забрать.

 — Я на твоей стороне, я попробую с сыном своим поговорить. Они – детки хорошие, пора мне уже внуков нянчить. Ты на меня так удивленно не смотри, я знаю, что такое приемные дети. Если их любить и воспитывать, вырастут хорошие люди, — попыталась поддержать меня свекровь.

 — Не поняла…

 — Миша – тоже детдомовец, я оформила опекунство, когда ему было 2,5 года. Шла с работы, увидела его на детской площадке за забором – больше ни спать, ни есть не могла. Запал он мне в сердце, стал родным человеком, — призналась Ирина Михайловна.

Я сидела и слушала каждое ее слово.

 — Никто об этом не знает. Даже Миша не в курсе, что он приемный ребенок. Но ты не переживай, он полюбит этих малышей.

Я в знак согласия лишь кивнула головой, так как слов подобрать не могла. Потом мы с детками начали собираться домой, я впервые почувствовала облегчение.

На следующее утро приехал Миша, а я забыла его предупредить. Он удивился, конечно, но ничего не сказал. Покушал и начал играть с детками в гостиной. Позже я отправилась на кухню готовить ужин. Я слышала, как муж читает книгу ребятам, а потом наступила тишина. Я зашла в комнату, а там картина маслом: все мои родные люди спали в обнимку.

Через два месяца мы усыновили Оксанку и Васю. Миша полюбил этих деток, а Ирина Михайловна парила в небесах от счастья. Она так мечтала о внуках!

 

Оцените статью
«Саса, ты навсегда нас к себе забересь?» – шепелявила Оксана
Мачеха заменила мне родную мать