Меня бросили в больнице еще в младенчестве

Когда я только родилась, меня родители подкинули в больницу. Тяжелое детство в детдоме я врагам не пожелаю. Я сидела у окна и все годы ждала маму. Она мне часто снилась, такая красивая и ухоженная.

После детдома жить стало еще сложнее. Я работала на фабрике и жила в коммунальной комнатушке. Соседи были просто ужасными — многодетная семья с родителями-алкоголики и детьми-воришками.

Однажды они выбили двери в мою квартиру, пока я была на работе. Они перевернули все шкафы, искали деньги — и нашли. Я осталась без копейки. Мое терпение лопнуло, я предупредила соседей, что намерена обратиться в полицию. 

— Мы — честные люди. Как у тебя язык поворачивается? — орала соседка в пьяном дурмане.

— Проваливай! — добавил ее муж.

Я сидела и плакала, не знала, что делать. Мне было так жаль себя. Несмотря на дождь и холод, я сидела в парке до поздней ночи, ведь мне было некуда идти.

— Девушка, почему вы плачите? — спросила старушка, которая выгуливала собаку.

Я от ее слов я заплакала еще сильнее. Женщина обняла меня и прижала к себе. Мне стало так тепло на душе, это был первый человек, который меня поддержал. Не знаю зачем, но я вылила ей всю свою душу.

Мы разговаривали под дождем несколько часов. Старушка уже замерзла, а ее собака отчаянно скулила.

— Аня, пошли по мне. Я тебя обогрею, накормлю, а утром будем решать, что делать дальше, — предложила новая знакомая 

После завтрака мы отправились к участковому. Я написала заявление и ввела в курс дела. Он пообещал мне все уладить, и я поверила ему.

Когда я вернулась домой, я впервые увидела соседа трезвым. Он извинился, пообещал исправиться и вернуть все украденное с зарплаты.

С Верой Ильиничной мы встречались каждый день. Она жила абсолютно одна, поэтому всегда ждала меня у окошка. Мы пили чай и беседовали о жизни.

Детей у нее не было, а муж умер. Нас многое связывало, поэтому мы подружились. Только после встречи с ней я почувствовала себя важной и нужной.

Старушка приглашала меня к себе, а однажды и вовсе предложила к ней переехать. Я отказывалась. Нет, я была не против, просто не хотела ее теснить.

— Здравствуй, девочка моя! Мне сегодня ночью стало очень плохо, таблетку не смогла достать. Как бы ты мне помогла, если бы жила со мной! — расплакалась женщина.

Мне почему-то стало неудобно. Я взяла такси и побежала за вещами. На следующей день старушка вызвала домой нотариуса и переоформила на меня все свое имущество.

— Ты же знаешь, у меня никого нет, а так хоть тебе в жизни помогу устроиться.

Я обняла бабушку и расплакалась тоже. Я так мечтала о родном человеке. Теперь у меня была бабушка и своя крыша над головой.

Как-то я проснулась от странного звука, который доносился из кухни. Я выбежала на кухню и увидела бабушку. Она лежала на полу и стонала от боли.

Я хотела поднять старушку, но у меня не получилось. Я испугалась и пошла звать соседей. Ночь, никто не открывал, лишь один мужчина отозвался на мою беду.

Он зашел, посмотрел на свою соседку и тяжело вздохнул. Он сказал не трогать ее и ждать приезда врачей.

Максим был травматологом, он заметил, что у бабушки травма, поэтому и сам не осмелился ее поднять. Мы отправились в больницу, ведь только после рентгена можно было делать какие-то выводы.

Сосед оказался прав — у Веры Ильиничны был перелом. Он поехал с нами и контролировал весь процесс. Моей бабушке наложили гипс, но от госпитализации мы отказались.

Я взяла отпуск, чтобы обеспечить ей полноценный домашний уход. Медикаментозное лечение закрепили за Максимом. Он приходил к нам каждый день, пил чай и рассказывал нам о своей интересной профессии.

— Анечка, он не ко мне захаживает, понравилась ты ему. Присмотрись к нему, он хороший и внимательный, — сказала как-то Вера Ильинична.

Я лишь улыбнулась в ответ, ведь он мне тоже очень нравился. Бабушка с такой группой поддержки быстро восстановилась. Ей сняли гипс, и она с палочкой сама передвигалась по квартире.

Как-то я вернулась с работы и заметила, что бабушка странно на меня смотрит. Она оценила меня с ног до головы, а потом сказала:

— Ань, поедем на выходные на дачу. Надо огород вспахать, а Максим крышу посмотрит, не протекает ли.

Она покраснела и ушла. Я понимала, что она что-то задумала или недоговаривает. Но я молчала, думала, показалось. В субботу мы поехали на дачу. Я была там впервые, хотя по документам это была моя недвижимость. Красивый ухоженный домик, сад и огород — фантастика.

Мы целый день облагораживали участок, а вечером Максим пожарил шашлык. После ужина я убирала со стола, а ко мне подошел наш сосед и сказал:

— Аннушка, я давно люблю тебя. Как впервые увидел, так и потерял здравый рассудок. Не могу без тебя!

После этих слов он протянул мне кольцо и добавил:

— Выйдешь за меня замуж?

Я растерялась и посмотрела на бабушку. Она плакала от радости, кивнув мне головой в знак согласия. Я обняла Максима и сказала: «Да!».

За один год я обрела бабушку, мужа и нашла дом. После этого я поверила в то, что после черной полосы всегда следует белая. 

Оцените статью
Меня бросили в больнице еще в младенчестве
Разбойники каждую ночь пробирались в дом бабушки и шарили по шкафам