“Кто ты мне такая? Просто содержи меня, да помалкивай.” — Лена так хотела ребенка, а сейчас задумывается о том, чтобы сдать ее назад в детский дом

“Сколько тут осталось потерпеть? Всего 3 годика. — размышляла Лена, при этом она была выжата морально, унижена, разбита. — Еще 3 годика, потом я постараюсь снять этой невыносимой девчонке жилье и пусть живет, как знает.” Только каждый раз при этих мыслях в голове возникал образ ехидной Нади и ее слова: “Кто ты мне такая? Твое дело содержать меня, кормить и помалкивать.”

“Мда, от осинки не родятся апельсинки”, — говорили соседи, когда слышали подобные речи во время наших скандалов. Стены тонкие. И мы ругались даже ночью. Она била посуду, кричала. Муж Лены говорит, что раз Лена мать, то просто обязана искать подход к Наде. И почти не появляется дома, пропадая у приятелей и друзей.

А Лене так хотелось сдать обратно приемную дочь в детский дом. Только как на это решиться? Где она ошиблась? Где упустила? Может, еще с самого начала, когда пришла в детский дом и увидела 13-летнюю девочку, брошенную еще в родильном доме. Она понадеялась, что ребенок может превратиться в ангела. Хотела заставить забыть девочку о годах, проведенных в приюте. Подумала, что та будет ей благодарна за счастливое детство. Хотела сделать ребенка частью своей семьи. А потом, когда узнала, что девочка нагло врет, ворует, прогуливает уроки, надавала ей пощечин и услышала, что еще горько пожалеет об этом.

Лене все говорили, что у детдомовских детей наследственность ужасная. Только она верила, что это все слухи. А на самом деле все совсем иначе. 10 Лет они с мужем пытались завести собственного ребенка, сдавали анализы, лечились, но все доктора разводили руками — ничем помочь не можем. Тогда одна гадалка подсказала взять ребенка из детского дома, чтобы спасти одну душу. А дальше Господь смилостивится.

К сожалению, детей младшего возраста без заболеваний не осталось уже, их разбирают сразу, имелись только инвалиды и взрослые дети. Лена решилась на усыновление подростка. Хотя люди советовали для начала оформить опекунство, а после уже официально удочерять девочку. Муж Лены особо не вмешивался, сказал Лене, что она сама должна все утрясти. Он доверял супруге. Знал, что она мудрая и сообразительная. Да и вообще женщины ведь должны интуитивно знать, как воспитывать детей. Лена держалась, плакала по ночам, утешала себя, что потерпеть осталось немного.

В ней еще теплилась надежда, что это чудовище в девичьем облике рано или поздно образумится, возьмется за ум. Может, пройдет переходный возраст. Ведь многие подростки ведут себя неадекватно в этот период. Вот и ее приемная дочь опомнится, станет называть Лену мамой когда-нибудь.

Как считаете, это все гены виноваты или просто жизнь в детском доме так озлобила ребенка? Может ли Лена рассчитывать на изменения в поведении девочки? 

Оцените статью
“Кто ты мне такая? Просто содержи меня, да помалкивай.” — Лена так хотела ребенка, а сейчас задумывается о том, чтобы сдать ее назад в детский дом
История о том, как невестка превратила квартиру свекрови в комуналку