Какой неблагодарной выросла моя сестра, которую я воспитывал один много лет

 

  Мы с сестрой рано остались сиротами. Наши родители погибли в автомобильной аварии. Мне тогда было 17 лет, а сестре – только девять. Нас забрала к себе папина мама. Она уже была старенькая, часто болела. К нам часто приезжала  домой скорая помощь. Очень скоро я стал прекрасно разбираться в лекарствах.

 

 Все обязанности, в основном, легли на мои плечи. Я тянул на себе и сестру, и бабушку. Бабушку очень подкосила смерть сына и невестки, у нее начались большие проблемы со здоровьем. Сестра тоже очень болезненно переносила смерть родителей. Она постоянно плакала, ничего не хотела делать: ни  по дому, даже уроки учить не хотела. Характер у нее стал ужасный, мне постоянно приходилось ее успокаивать. Мне было жаль сестренку, я ее успокаивал и очень сильно жалел.

 Чтобы было на что жить, мы продали квартиру бабушки и стали все жить в квартире наших родителей. Мы очень экономили, но денег становилось все меньше. После окончания школы я пошел учиться на повара. После учебы смог устроиться в кафе, недалеко от дома. Жить стало полегче.

 Но через три года умерла бабушка. Мы остались с сестрой одни, я стал ее опекуном. Дальние родственники лишь изредка приезжали нас проведать. И все. Я растил свою сестру сам. Моя сестра росла ужасным ребенком: очень своенравным и вредным. Может быть, я сам был в этом виноват: ведь я ее сильно любил и жалел. А зря. Она выросла большой эгоисткой. Стала очень наглой и вела себя просто вызывающе.

 

Чтобы нас прокормить и одеть, я много работал. Поэтому у меня не было ни времени, ни сил вести с ней воспитательные беседы. Вскоре я узнал, что моя сестра стала общаться с парнями, местными хулиганами. Домой она стала возвращаться поздно, от нее воняло алкоголем. Я пытался с ней поговорить, но это было бесполезно.

 Потом она вроде как успокоилась. А когда ей исполнилось 18 лет, то она мне сказала, что она уже взрослая и будет жить так, как захочет сама. Я был этому рад. Ведь из компании парней-хулиганов она ушла сама.

Вскоре я заметил, что по вечерам моя сестра стала куда-то уходить. Возвращалась она всегда поздно и сразу же закрывалась в своей комнате. Она стала очень странной. Я испугался: я решил, что она стала наркоманкой. Но я ошибся.

Как-то раз я вернулся домой и увидел, что из дома пропал телевизор, ноутбук и коллекция маминых фарфоровых ангелочков. Вечером сестра мне призналась, что она все это продала, а деньги отнесла в свою секту. Оказывается, каким-то образом моя сестра попала в странную секту. Там ее хорошенько обработали, вот она и отнесла туда деньги. Таких людей там было много: они туда отдавали все: и деньги, и машины, и квартиры.

 Недавно моя сестра заявила, что она хочет продать свою долю в квартире. Я должен у нее выкупить ее долю, если хочу остаться жить в родительской квартире. А она уйдет жить в свою секту.  Я пытался с ней поговорить, пытался ей все объяснить. Это бесполезно. Такое чувство, что я разговариваю с зомби.  

 Несколько дней назад она привела к нам домой риелтора, который должен был оценить квартиру. Я просто не знаю, что мне делать. Ведь на свою часть денег от родительской квартиры я не смогу купить себе нормальное жилье. Сестра забыла, сколько я для нее сделал. Ее друзья-сектанты стали для нее дороже родного брата, который ее вырастил.

 Я просто не могу найти выход из этой ситуации. Как мне остановить сестру и не допустить продажи нашей квартиры? Ведь юридически она имеет полное право распоряжаться своей частью квартиры. Что мне делать? Я не хочу становиться бездомным.

Мне так жаль, что много лет назад мы продали квартиру нашей бабушки. Но без тех  денег мы бы тогда не прожили. Тогда это казалось правильным решением. А что делать теперь, я не знаю даже.

 

Оцените статью
Какой неблагодарной выросла моя сестра, которую я воспитывал один много лет
Жизнь — это бумеранг! Рассказ о нелюбви матери к дочери и любви к сыну