Чеславский рассказал причину своей ненависти к СССР

Олег часто делится своими мыслями в статьях, на этот раз решил обнародовать воспоминания. Вот как он пишет о СССР:

Люди нищие, прилавки пустые.

Всюду ложь, нигде правду не говорят.

Вокруг одни предатели и доносчики — сплошная мерзость!

Но причина моей ненависти в другом. Я презирал «стабильность» союза, из которой вытекала совершенное отсутствие перспектив на жизнь. Просто путь от роддома до морга — не более.

В школе я точно знал — придется идти служить. Денег на взятки у семьи не было, а иначе нельзя было ни поступить в ВУЗ, ни отмазаться от армии.

После чего все также стабильно: брак и бесконечные очереди. На квартиру, на холодильник, на плиту. На все.

Жизнь должна была пройти тупо и однообразна. Все взлеты и падения строго в установленных рамках. Я был в отчаянии от понимая, что вариантов нет.

И ведь ни я один такой. Все мы, кто жили в то время, все отдадут — лишь бы прошлое осталось в прошлом.

Новому поколению понять сложно, но вы прочтите. И может вы пропитаетесь и тоже осознаете, что это был за ад:

«…Помню были у нас «Дома отдыха». Палата на четырех человек, которые просто выли от безделья и скуки. Пили там много, что возвращались еще более уставшие. А что еще было делать?…»

«…Макдональдс был для нас недосягаемые ресторан. Если тебе довелось там поесть, то ты сразу становился царем это жизни…»

«…Пришли на выходных в кино в школьные годы, а на входе комсомольский патруль потребовал дневник. А он дома, воскресенье же! Так и не впустили, хотя билеты оплачены. Ох как я тогда плакал…»

«…Копченую колбасу мама резала очень тонко. Она получалась практически прозрачная. Никто ей за это слова не сказал, все понимали — старается ради нас, чтобы удовольствие растянуть. Ведь следующий раз такую колбасу мы увидим только на Новый год, а до него еще полгода…»

«…Свои первые кроссовки носила с нарядными платьями в сухую погоду…»

«…Ужасные шариковые ручки за 35 копеек, писать ими невозможно. При этом, за плохой подчерк учитель била по рукам…»

«…Моя мать — учитель игры на фортепиано, а ее отправили работать грузчиком…»

«…Перед играми в 80-м исчезло все. Мясо не было несколько месяцев, вместо масла в магазине лежало «бутербродное» масло, на 90% состоящее из воды. Наесться им было невозможно, вкуса также не было никакого…»

«…В детстве воспитатели брали нас в магазин, так как покупки выдавались по штуке на голову. Наши детские головы тоже шли в счет…»

«…Мать попала в роддом с сестрой в 75 году. Вернусь в ужасном состоянии: худощавая, без волос. До сих пор вспоминает те ночи, когда им даже не выдали простынь. Грела новорожденную сестру в одежде своей…»

«…Мать все пыталась достать для нас каши из риса и гречки, но было только пшено. Иногда удалось ухватить крупы непонятного значения, из чего в результате получалось что-то очень не вкусное. Не есть было не чего, мы и этому были рады…»

«…Дядя как-то достал себе одноразовую зажигалку. Когда содержимой кончилось, он выбрасывать не стал — вместо это разобрал. Научился заправлять, менял кое как кремень. Прослужила она не меньше трех лет, пока не развалилась прямо в руках…»

«…Мне в начале 90-х привезли очень красивый игрушечный пистолет, который я так и ни рискнул взять во двор. Сломали бы в два счета…»

«…Старшая сестра зимой мазала губы вазелином. Обычной гигиенической помады дома не было, стоила она тогда невероятно дорого…»

«…К пельменям в столовой завода очень часто подавали уксус. Выбора не было, еда странной кислой жидкостью буквально поливалась. Никто не ругался, все ели. Просто без уксуса прием пиши оказался бы невозможен — еда была тухлой…»

«…Мелкий еще был, привела мать в поликлинику. А там на нас накинулась какая-то тетка и просто умоляла продать ей мою шубу. Мать отказалась, а она заплакала. Да так горько, что я на всю жизнь ее запомнил…»

«…Купил мне папа велосипед, а он через день сломался — надо детальку одну сменить. А ее нет нигде, искали пару лет. Когда нужная штука наконец появилась и велик починили, оказалось, что я из него вырос и кататься не смогу…»

«…Заваривали у меня в рабочем буфете странную жидкость, неприятного цвета и вкуса. И зачем-то называли кофе»

«…Жил я на Сахалине. Каждый день после школе бежали к морю, с Японии шел мусор. А мы его собирали и пользовались. Коробочки металлические попадались, кое какие украшения. Иногда игрушки. Но больше всего ценили японскую обувь. Она хоть и была ношенная, но взрослые за нее особо хвалили. Они отрезали верхушки и перешивали, ведь подошвы то добротные были. Туфли так сказать…»

«…Покупали овощи, а они все мятые и гнилые. Картошка маленькая, словно горошинки — ее почистишь и ничего не останется. Мать стояла и старалась перебирать, начала продавщица ругаться, мол покупать не собираешься, так не задерживай очередь. Пока выбирала овощи, молоко закончилось — лежит несколько лопнувших пакетов. Выбрала мама самый адекватный и осторожненько понесла домой. Один раз купила мясо, а оно тухлое. Мать решила, что лучше такое, чем вообще ничего. Помню приготовила с большим количеством специй, которые выпросила у соседей. Они тоже люди, что было, тем и поделились…»

«…Родители очень радовались, если удавалось купить туалетную бумагу. Она появлялась неожиданно и тут же заканчивалось. Поэтому как только ее где-то замечали, сразу вставали в очередь, при этом бросали все дела. Брали сколько разрешат, но обычно давали только восемь штук — не больше. И нитку. Рулону накидывали на нитку, вешали на шею и весело шли домой, ведь сегодня нам очень и очень повезло…»

«…Привез нам дядя целую коробку мандарин. А мы решили, что это мячики — катали туда-сюда. Потом мама рассказала, что их кушать можно, помню мы очень сильно этому удивились и даже сначала не поверили что такие фрукты бывают…»

«…Помню свои первые джинсы, я откладывала на них полгода. И то не хватило, помогли родители. Зато ходила самая счастливая потом несколько месяцев…»

«…Осенью и весной помню нескончаемые пакеты. Надевали их на ногу, поверх носков, а еще сверху обувь. Иначе не замочить ноги было не возможно — обувь же тоненькая. совсем никакая. Пакеты быстро заканчивались, так что выбрасывать было нельзя. Стирали вручную, потом сушили и снова на ноги…»

«… Идем как-то с мамой в гости к ее подруге, и смотрим — очередь. За чем стоят — не знаем. Спрашивают у самой очереди, те тоже особо не в курсе. Знают только, что что-то привезли, а значит нужно подождать. Людям было без разницы что именно продается, вот такого уровня дефицит был в стране…»

«…Помню папа с мамой сидели и чуть ли не плакала. Через неделю в школу, а в магазинах ни вещей, ни канцелярских принадлежностей…»

«…Брат после школы ушел в армию, типа «добровольцем», хотя не очень-то и хотел. Вариантов просто не было. Вернулся — худой и злой. Чуть что раздражался, практически не разговаривал. Полгода прошло, он только начал в себя приходить…»

«…Прокладок не было. Вместо них использовалось все подряд, любые тряпки. Их по сто раз стирали и снова пользовались. Конечно же это не правильно для женского здоровья, ну что еще делать…»

Оцените статью
Чеславский рассказал причину своей ненависти к СССР
Мама выгнала меня из дома в 18 лет, а теперь просит помочь ей