Огонь любви

За несколько дней до Нового года в реанимационное отделение был доставлен новорожденный парнишка, в теле которого еле теплилась жизнь. Он почти не дышал, потому что считал это бессмысленным занятием. Несмотря на то, что он совсем недавно появился на свет, он уже успел запомнить самый главный и самый приятный запах мамы. Ему хотелось вдыхать его полной грудью, каждой клеточкой своего маленького тельца чувствовать близость мамы. Но судьба распорядилась иначе: женщина, которая его родила, отказалась от него.

Его душа разрывалась от боли и предательства. Он не представлял, как жить дальше! Ведь самому родному и дорогому человеку он оказался не нужен. Маленький беспомощный человечек хотел только одного: умереть.

Документ, подтверждающий отказ от новорожденного Татьяной Хлопенко был уже подписан. Чтобы избавиться от прилива молока, женщина туго перебинтовала грудь, стараясь не обращать внимания на осуждающие взгляды персонала родильного отделения.

Главврач пытался вразумить девушку, но та была непреклонна.

— Я не смогу его воспитать. Когда был 5 месяц беременности, его отец меня бросил. Сейчас мне нужно восстанавливаться в институте. Мне некуда идти с ребенком. Не могу же я принести его в общежитие.

— А родители? – с надеждой в голосе спросил Виталий Анатольевич, хотя предполагал, какова будет реакция девушки на упоминание о родителях. – Неужели не поймут, не помогут?

— Детдомовская я! Какие родители?! – расхохоталась девушка, запрокинув голову назад. – Мне сейчас не до ляльки, пеленок и стирки! У меня жизнь только начинается! Такие перспективы открываются! Орущий ребенок под боком мне только мешать будет! Все! Некогда мне! Бумаги подписаны, формальности соблюдены! Где мои вещи? Я ухожу!

Виталий Анатольевич лишь тяжело вздохнул и покачал головой.

Спускаясь по ступенькам роддома, Татьяна заметила, как опавший живот вздрагивает при каждом ее шаге. Она поморщилась, подумав о том, сколько времени ей придется потратить на то, чтобы восстановить прежние формы после беременности. Девушка решила сразу же зайти в магазин и купить крем от растяжек и утягивающее белье.

— Вся жизнь впереди! – вслух сказала Татьяна, словно желая подбодрить саму себя. – Все ошибаются в молодости!

Уставившись в потолок потухшим взглядом, младенец открывал ротик в беззвучных рыданиях. Но канун Нового года – время чудес. В жизни маленького мальчика, которого бросила Татьяна, тоже случилось чудо: к изголовью его люльки прилетел запыхавшийся ангел и. переведя дыхание, прошептал: «Прости, немного задержался! Я с тобой! Потерпи немножко, скоро все наладится!»

Ангел окинул взглядом палату, в которой лежал младенец. У противоположной стены возле люльки, в которой спал такой же крошечный малыш, плакала молодая мама. Беременность первая, роды стремительные. Ее малыш сильно пострадал во время родоразрешения. Сердечный ритм у малютки нестабильный, он не может самостоятельно дышать в результате внутриутробной гипоксии. Ребенок находится в крайне тяжелом состоянии, врачи говорят о высокой вероятности развития ДЦП.

Ангел, подняв к небу пронзительные голубые глаза.

— Доктор, — услышал ангел тихий голос молодой женщины, — я хочу забрать его… Можно?

— Катя, ты с ума сошла! У тебя со своим забот хватит! Ты хоть знаешь, что такое ДЦП?! Это не шутки! Нужны будут постоянные уколы, массаж, гимнастика! – Виталий Анатольевич недоуменно смотрел на девушку, но душа его уже ликовала. – Зачем тебе чужой?!

— Я обоих на ноги поставлю, воспитаю достойными. – в голосе девушки слышались решительность и уверенность в себе. – Я справлюсь. У меня и работа, и квартира есть. Отдайте мне его!

Персонал роддома надолго запомнит тот морозный январский день: Счастливо улыбаясь, Катя осторожно спускалась по скользким ступенькам с двумя тихонько попискивающими свертками. Вслед за ней несли сумки и пакеты с ее вещами два ее брата. Виталий Анатольевич счастливо улыбался, а медсестры утирали слезы счастья.

А сверху на все это смотрел тот самый ангел, который был немного безалаберным, но очень ответственным. Он был доволен проделанной работой, он знал, что нашел своему подопечному надежные руки.

Завьюжило. Мороз щипал щеки и нос, но разве эти мелочи могут погасить огонь любви? Катина любовь заставила мальчика, который от отчаяния готов был умереть, вновь поверить людям и радоваться жизни.

Татьяне еще предстоит расплата за ошибки молодости. Когда-нибудь и она будет лежать в больничной палате с осознанием собственной ненужности, как когда-то лежал ее новорожденный сын. 

Оцените статью
Огонь любви
Мужской декрет