Что думают егери о чувстве юмора Немцев

У меня есть кум и он егерь. Конечно же, все тело у него в шрамах и рубцах. Руку пометил волк, грудь медведь, а на спине след от граблей, которыми его огрела теща.

Когда-то кум мог даже понимать язык животных, а сейчас утратил это мастерство — закодировался)). Караул! Ни спеть, ни поплясать — даже нагишом больше по лесу не шастает. Что уж говорить — сплошная рутина.

Недавно к нам нагрянули немцы-охотники в составе из восьми человек. Утром провел он инструктаж им, выдал ружья и пошли они все разом на охоту. Начало было благополучным. Только если рассуждать, как гринписовец. Но только когда один из них раз тридцать шмалянул в зайца, до нас дошло, что он в серого никогда не попадет. И тут из-под ног одного из них взлетает одинокая перепелка. Все как один вскинули ружья и стали палить в него. 

Понятное дело, перепелка была, мягко говоря, удивлена такому повышенному вниманию к своей персоне — с перепугу она обгадила всю делегацию с ног до головы. Так что к моменту нашего возвращения в лагерь, все наши трофеи состояли из одной лишь перепелки, погибшей от расстройства кишечника.

Чтобы хоть как-то приободрить немчуру, я решил рассказать им историю об охоте на зайцев с помощью кирпича. Итак, кладете на тропинку кирпичи, посыпаете их перцем, а когда зайцы, пробегая по тропе, увидят кирпичи, то они подумают, что это морковка, подбегут, понюхают его, перец попадет в их ноздри и зайцы станут чихать, биться головешкой о кирпичи и в итоге погибнут.

Немцы меня послушали с каменным выражением лица и на следующее утро пошли в лес. Спустя каждые пять минуток они устраивали привал. На седьмой раз спросил: “В чем дело?” Оказывается, в каждом их рюкзаке у них были кирпичи и перец. До самого обеда мы раскладывали по всему лесу кирпичи и посыпали их перцем. А в обед отправились на охоту на уток.

Чувство юмора отсутствовало у немцев напрочь. Спустя три часа бессмысленной стрельбы по уточкам, я изрек, что либо они летают чересчур высоковато, либо собаку они низенько подкидывают.

И вот, что я вижу: взмывают в небо уточки, а псина летит навстречу им! Вы бы видели глаза этого пса. А утки, увидев летящую собаку, стали нести яйца прямо на лету. Даже селезни занеслись. И псина.

Никого так и не подстрелив, мы опять пошли в лес и решили устроить пикник. Внезапно выходит большущий медведь и начинает чесаться спиной о березу. Один из немцев шмальнул в него утиной дробью, которой были заряжены ружья. Вы не поверите — он попал!

Медведь оторопел и бросился на нас. Я понимаю, что сейчас достанется всем. В обычных ситуациях медведи плавают как собаки, а сейчас мы наблюдали, как он плывет к нам брасом. А немцы стали бежать галопом. Они умудрились перейти реку, даже не замочив ног и бросились в рассыпную.

 

 

Мишка стал метаться от одного дерева к другому, но немцы перепрыгивали с одной ветки на другую. В глазах четвероногого увальня я читал неподдельное удивление — с такими белками он еще не сталкивался. Решив распотрошить наши рюкзаки он пообедал нашими припасами: тушенкой, сгущенкой, хлебом. Так как под мишкой оказалась губная гармонь, то она стала издавать характерные звуки после чрезмерного газообразования. В итоге он пометил все наше имущество и поплелся в глубь леса. 

Как оказалось, та одежда, которые были на нас, были помечены нами же.